Картотека

      
  

Голдырев Поликарп Никифорович, 1888 г.р.

Из воспоминаний Н.Голдыревой-Афанасенко

 В то время мы жили в селе Тагашет Курагинского района. Отец мой, Поликарп Никифорович Голдырев, 1889 года рождения, работал в колхозе, брат мой, Данила Поликарпович, 1910 года рождения, работал в Тагашете счетоводом.Точно не помню, но в тридцать третьем или тридцать пятом году пришел брат с работы и говорит: «Отец, нас хотят кулачить. Это я узнал по секрету. А кого у нас забирать — разве ребятишек?». Младших детей было четверо, брат был женат, его супруга работала в колхозе. Была у нас корова, три овечки, пять гусей, пятнадцать куриц. И вот пришли к нам представители сельского совета во главе с председателем Некрасовым. Забрали все вещи, вплоть до постели. Из погреба вытащили кадки с солониной. Было это в апреле, мы сидели на подоконниках и плакали о корове, которая недавно только растелилась. Всю животину увели. На следующий день нас из дома выгнали, председатель Некрасов вселил в наш дом свояченицу Мамкаеву с мужем. Мы неделю жили в амбаре, но и тут нам житья не стало. Пришлось нам переехать в рядом стоящий выселок Бесь, в колхоз имени Калинина. Тут нас приняли добрые люди, сами они уехали потом в город, а нам оставили дом. В этом дому мы и прожили до мая 1936 года. 10 мая ночью за отцом пришли, арестовали и увели. Я до сих пор помню ту страшную ночь и туманное утро. Когда отца повели, уже начало светать. Мама вывела нас на улицу за ворота, и мы стояли полураздетые. Нам не дали подойти к отцу. Он только успел сказать маме: «Береги, мать, детей!». Был он выше среднего роста, с темно русыми волосами. А когда сидел на дрожках, весь почернел и сжался в комок, стал такой болезненный. Кстати, у него постоянно болела челюсть — незаживающая рана от гражданской войны. Отец и дед и пять его сыновей воевали с колчаковцами. Так с тех пор мы ничего и не знаем о дорогом и любимом отце. Хотели взять потом и брата, как сына врага народа, но взяли в трудармию, где он и погиб. А ведь брат был комсомольцем, дружил с Василием Рогозинским, они вместе боролись с самогонщиками. Василия убили, а брату все грозили. Погиб он в угольной шахте в Чите. О нем хоть похоронку прислали, а от отца — как камень в воду.