Картотека

      
  

Раков Василий Григорьевич

Из заявления Ракова В.Г. в Каратузский РИК

             До 1910 г. я жил в России, […] с 1910 г. приехавши в Полуденовку, жил очень бедно […] Тут ушел я на войну, оставив жену в березовой избушке, 1 лошадь и 5 детей в возрасте от 9 лет до 1 года, без коровы.

Мне повезло и на войне, во Франции, под Верденом контуженный был переведен в гор. Ля-Куртин, и при Керенском правительстве нас, как большевиков, репрессивно сослали на острова Марокко, откуда пришел я в 1921 г.

Жена с детьми были нищие […]. С 1922 г. я как хорошо грамотный, культурный, энергичный, не пьющий вина, не курю табак и не знающий карт, все силы свои бросил для поднятия хозяйства […]. Руководствуясь журналами, газетами, агронаукой […] выпаивал по правилам телят, сеял турнепс и картошку, вырастил хороший молочный скот. Теперь он в коммуне самый лучший.

Идя навстречу воззванию правительства […] и по просьбе общества, построил  горе-мельницу, которая принесла мне несчастье и горе […]. Это была шарманка на Сухом ключе, воду (для нее) взяли канавой […]. Она работала за все время ее существования не более как 9 месяцев […] при суточной производительности от 10 до 40 пудов. В 1925 г. осенью я с трудом ее пустил […]. От перенатуги и простуды умерла у меня жена, оставив меня и 7 детей, младшему 7 месяцев, а старшему 17 лет. Тут я женился, взял батрачку, которая привела еще 3 детей, стало семейство 12 едоков. В 1928 г. я женил сына и семья уже насчитывала 14 едоков […].

В 1928 г. вступил я в Качульский колхоз «Путь социализма», теперь коммуна «Сибиряк». Мы купили мельницу за 1600 руб. и мне поручили на ней работать (мельница была в плохом состоянии) и тогда я перевез сюда свою мельницу и приложил все силы и способности для поднятия колхозного дела […]. Я был сознательным передовиком (…), не был замечен ни в чем худом, я не был рвачем […]».